Перейти к содержимому

Последние статьи

Последние темы

Трансальп-клубы мира

Закладки

* * * * *

Как я пригнал из Германии мотоцикл.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Перегон, растаможка. Воспоминание о событиях 2012 года.
Часть вторая.
Путь домой
Изображение

Мотоцикл стоял на улице возле дома, поэтому привязать вещи с вечера и оставить их так на ночь я побоялся. Утром 30 июня пришлось потерять достаточно много времени, пока я увязал вещи, позавтракал и заварил с собой термос кофе.
Следуя за машиной сестры, я преодолел все светофоры и развязки города. Мы выехали на автобан А-24. Доехав до ближайшей развязки, сестра помахав мне рукой, повернула домой, а я продолжил путь в неизвестность.
Движение по автобану большой сложности не представляло. Информативность очень хорошая. Задолго до очередной развязки появлялись щиты с информацией, что позволяло заранее занять нужную полосу движения. На заправках тоже проблем не было, так как все заправки работают по принципу постоплаты. Заправив бак, я видел сам, сколько приготовить денег для оплаты, а чтобы объясниться на кассе достаточно было словарного запаса из курса средней школы.
Отдельного внимания заслуживает плотность и скорость потока. Абсолютно все полосы были заняты транспортом. Скорость движения такова, что я, двигаясь со скоростью 130 км./ч, обгонял только фуры и мелкие малолитражки. Все остальные легковые машины и микроавтобусы обгоняли меня как стоячего.
Где-то во второй половине дня я въехал на территорию Польши. От границы с Германией и до Варшавы был автобан. В отличии от немецкого автобана в Польше он был платный. Плату брали как в евро так и в польских злотых. Польша хоть и вошла в Евросоюз, но осталась со своей валютой.
Оплатив проезд в первом шлюзе я, проехав немного, остановился для отдыха на ближайшей стоянке. Здесь была заправка и какие-то магазины. В Польше заправки так же работают по принципу постоплаты. Заглушив двигатель, я стал вертеть головой в поисках пункта обмена валют. На глаза так и не попалось ни одной вывески нужного содержания. Я не стал утруждать себя дальнейшими поисками и решил поинтересоваться на заправке: берут ли они оплату в евро. У нас в Белоруссии на тот момент оплату на заправках принимали не только в наших белорусских рублях, но и в иностранной валюте: российские рубли, евро и доллары. Так было на протяжении многих лет. Позже оплату в валюте отменили. Зайдя в магазин заправки, я поинтересовался на белорусском у находящихся за прилавком молодых парней: можно ли рассчитываться в евро. Те в ответ одобрительно закивали головами. На мой взгляд, белорусский немного ближе к польскому чем русский, поэтому до самой границы я общался с поляками на белорусском. В рамках небольших и простых фраз мы в общем-то нормально понимали друг друга. Заправив мотоцикл, я зашёл снова в магазин для расчёта. Парни, пошептались между собой и, посчитав курс валют на калькуляторе, озвучили сумму. В дальнейшем, перед тем как заправить мотоцикл, я предварительно интересовался по поводу оплаты и каждый раз получал от заправщиков положительный ответ:
– Еура? Да, да, можна! – и только после этого заправлялся.
От тяжёлого рюкзака начала сильно болеть спина. Каждые 1,5 час я останавливался на отдых независимо от того было ещё топливо в баке или нет. Автобан в 2012 году шёл только до Варшавы. Далее либо через столицу, либо в объезд. Особенность объезда Варшавы была в том, что классического «объездного кольца» вокруг города не было. В качестве объездной была обычная двух полосная дорога № 50, проходящая иногда через небольшие города. Однако надо отдать должное: информативность на «полтиннике» была на высшем уровне. Помимо большого количества информационных табличек и указателей в тёмное время суток все перекрёстки со второстепенными дорогами освещались.Чего не скажешь о наших белорусских дорогах, где освещение заканчивается с выездом из городской черты. Вдали от населённых пунктов освещение перекрёстков на белорусских дорогах отсутствует в принципе, даже если это дороги республиканского значения. К тому времени, когда я ехал по «полтиннику» уже стемнело. Напрягало большое количество фур на узкой двухполосной дороге, которые неслись свои 90 невзирая ни на какие знаки, ограничения и даже населённые пункты. В Германии эти «красавцы» были гораздо осторожнее.
Примерно около 12 ночи я заехал на заправку в районе Гура-Кальвария. Это была последняя моя заправка в Польше и первая, где я залил топливо в бак, не уточнив возможность расчёта в евро. На кассе работала средних лет полячка и парень лет 35-ти. Полячка озвучила мне сумму в злотых.
– У мяне еура! – по-белорусски ответил я.
– Не можна еура! Тольки злотые! – ответила женщина.
– Як гэта не можна? – возмутился я и рассказал им что, пересекая всю Польшу с запада на восток, я на всех заправках рассчитывался в евро. И на платных участках дороги с меня тоже брали оплату в евро. Выслушав меня они подтвердили, что на автобанах оплата как в евро так и злотых, а вот на заправках только злотые.
– Но ведь на тех заправках у меня взяли евро! – не унимался я.
Тяжело вздохнув, они мне пояснили, что работники заправок, которые находятся ближе к западной границе, нарушают закон. Не законно, частным порядком, они берут евро по заниженному курсу, а потом сдают в банк и на этом зарабатывают. Ситуация осложнялась. Получается, что я бензин у них взял, а рассчитаться не могу. «Как бы не вызвали полицию и не обвинили в воровстве» - подумал я про себя и поинтересовался: могу ли я где-нибудь здесь, на окраине города в 12 ночи найти пункт обмена валют? Получив на свой глупый вопрос вполне ожидаемый ответ, я попросил войти в моё положение и посчитать мне в всё-таки в евро: «По самому выгодному для вас курсу. Пусть эта разница на курсе будет для вас небольшой компенсацией за причинённые неудобства». Поняв, что злотых от меня не добиться, а рассчитаться всё-таки как то надо они, махнув на меня рукой, достали калькулятор и долго на нём что-то считали. После чего озвучили мне сумму в евро. Курс валют я знал и могу сказать что, большой разницы я не заметил за что им огромное спасибо.
Ранним утром 1 июля, примерно около 5 утра я въехал на территорию польского погранперехода в районе Тересполь - Брест. Государственную границу я проходил второй раз в жизни (первый на автобусе по дороге туда). В связи с отсутствием опыта я не стал разбираться в разнице между «зелёным» и «красным» коридором и подъехал для оформления в «зелёный» коридор просто потому, что там не было машин. Там меня встретил поляк невысокого роста с синяком под глазом. Несмотря на прекрасную погоду в это раннее летнее утро поляк был чем-то сильно раздражён. Его раздражение усилилось ещё больше, когда он узнал что я перегоняю купленный мотоцикл:
– Купиу?! Ты яго купиу?! Табе у красны каридор нада!
– Нет проблем, сейчас перееду в красный.
– Стой уже тут! Давай документы!
Я достал и отдал ему договор купли-продажи, временный техпаспорт на транзитный номер и немецкий техпаспорт. Взяв документы, поляк осмотрев мотоцикл со всех сторон и сверив транзитный номер, вдруг вспомнил:
– Страховка! Зелёная карта есть?
Я стал искать зелёную карту. Так как всё было упаковано на случай дождя в полиэтиленовый пакет и плотно лежало в маленькой сумочке на поясе, то потребовалось немного времени, что бы её отыскать. Раздражению польского таможенника не было предела и он выругался в мой адрес. Ругательство было по-польски, но я его понял. На ремне у него была кобура с табельным оружием. Нас отделяло несколько метров. Я хорошо знаю, сколько надо времени, что бы достать табельное из кобуры и привести его в боевое положение, так же я хорошо знаю свои возможности. Дистанция в несколько метров не была для меня большим препятствием, чтобы отправить его в нокаут раньше, чем он успеет воспользоваться табельным. Однако мы с ним были не на полянке в лесу, а на государственной границе. Уже потом дома, читая отчёты путешественников, я узнал, что можно было сходить к начальству и написать жалобу. Однако в тот момент я об этом даже и не подумал. Меня воспитывали по другому – разбираться с обидчиками самому и без посторонней помощи. А по поводу написания жалоб, как сказал один киногерой: «… это же не наш метод!».
Проверив страховку, таможенник взялся за сверку номера рамы. Что бы облегчить себе этот процесс он решил прибегнуть к моей помощи: указав пальцем в сторону номера рамы, он сказал:
– Диктуй мне! – и уткнулся в документы, сверяя номер.
Даже не заглядывая в сторону рамы я стал диктовать по памяти:
– ZDCRD10….
Бравый таможенник был так увлечён сверкой, что даже не заметил того что номер я не читаю с рамы. Поляк явно не предполагал, что номер рамы недавно купленного мотоцикла может легко уместиться в закромах человеческой памяти. Моя память эту проверку прошла на «отлично». Проверив далее мой мотоцикл по компьютерной базе данных, он отдал мне все документы и, открыв шлагбаум, дал добро на выезд. Однако ехать далее я пока не собирался. Мне необходимо было вернуть часть денег по чекам TAXFREE. Если ты что-то купил в евросоюзе и взял этот специальный чек при покупке, то тебе при выезде должны вернуть 20% от стоимости. Таможня должна убедиться, что ты вывозишь этот товар и поставить тебе штамп в этот чек. Далее в какой либо из банков который занимается этой процедурой. Шлем, дождевик, ДИДовский комплект цепь/звёзды, тормозные колодки, фильтра. Вообщем сумма, на которую я прикупил «запчастей», была внушительной. Что-то лежало под сиденьем, что-то было привязано сверху. Решив окончательно вывести из себя польского таможенника, я сказал ему, что я пока ещё никуда не еду и сейчас буду распаковывать и развязывать все свои вещи, а он должен будет их все осмотреть, что бы в итоге заверить печатью мне чеки таксфри. К этому времени, кстати, за мной уже образовалась очередь из легковых машин. Вытаращив на меня свой подбитый глаз, он недовольно замахал руками, дав понять, что ничего досматривать не собирается. Забрав чеки, он заверил их печатью без всякого досмотра. После чего я откатил мотоцикл в сторону и отправился искать банк, который находился где-то здании таможни.
Разбудив спящую банкиршу, я отдал ей чеки. Набрав на компьютере какие-то цифры с чека, она тут же увидела на экране страницу магазина (Луиса) с этим товаром. На экране были свечи зажигания.
– Запцацки? – спросила она – не, за запцацки наш банк не возвращает таксфри!
– А за что возвращает?
– Тольки за адёжу! (одежду)
– Хорошо, давайте хоть за адёжу, – сказал я и подал ей чеки за шлем и комбинезон. Она вновь набрала какие-то цифры и на экране появился шлем.
– Каска? Это можно – сказала она одобрительно, видимо приняв шлем за головной убор. После чего одобрила и комбинезон.
За шлем стоимостью 120 евро и комбинезон 35 евро банк выдал мне 12 евро. Остальное (почти 10 евро) – комиссия банка. Пожелав мысленно всем банкирам «приятного аппетита» я вернулся к мотоциклу.
Выехав из терминала досмотра я тут же упёрся в огромную очередь. Очередь из нескольких рядов постепенно ссужалась к КПП до одного ряда и никуда не двигалась. Люди мирно спали в машинах. Заглушив двигатель, я окунулся в звенящую тишину тёплого июльского утра. Оставив мотоцикл, я со шлемом в руках пошёл вперёд, чтобы оценить обстановку. Подойдя к дежурившему на КПП пограничнику я спросил могу ли я на мотоцикле проехать без очереди. В ответ он стал объяснять, что мол раньше: «Одноколейным можно было, а сейчас начальство не разрешает». Я сам кое-что слышал о международной конвенции по пропуску без очереди «одноколейных» однако, не зная всех подробностей документа, хотелось решить этот вопрос просто по человечески.
– Всё-таки я вон там стану! – сказал я, уверенно указывая рукой в первый ряд.
– Как хочешь – ответил он, дав понять, что ему всё равно кто первый в очереди.
Со стороны наш диалог выглядел так будто он мне разрешил, а я указывая рукой на первый ряд уточнял где именно мне нужно стать. Возможно для стоящих в первых рядах этот «цирк» был убедительным, а может просто люди оказались более благосклонны к мотоциклисту, но вопросов ко мне, после того как я протиснулся вперёд, ни у кого не возникло. Оказавшись впереди и скинув тяжеленный рюкзак, я вдруг ощутил дикую усталость. Первая граница была пройдена. Очень захотелось есть. Открывать какую-нибудь консерву был не вариант, так как в любой момент нужно быть готовым к движению. В отличии от последних рядов в первых никтоне спал. Я вспомнил про сало. Ещё из дому я брал с собой солёное сало с чесноком. По пути туда я съел не всё и две недели в Германии оно хранилось в морозилке. Я забрал его с собой в обратный путь, положив в пакет лишь пару кусков свежего хлеба. Сейчас эти «бутерброды» оказались как нельзя кстати. Во-первых трапезу оперативно можно было закончить и вскочив на мотоцикл продолжить движение, а во-вторых сало хорошо утоляет голод. Летняя утренняя прохлада наполнилась ароматом чеснока, который не стесняясь проникал в открытые окна рядом стоящих машин. Кое кто даже выглянул из окна и, явно глотая слюни от зависти, спрятался обратно. Не успел я закончить завтрак, как от куда-то послышался шум мотора. Из какого-то терминала к КПП подъехал двухэтажный автобус с детьми. Я понял, что это мой шанс, закинул за спину рюкзак и, накинув шлем, завёл мотор. Пока пограничник заходил в автобус для беглого осмотра я уже пристроился следом за автобусом. Жестом я спросил пограничника, что если он не против, то я поеду. Тот одобрительно махнул рукой. Медленно вместе с автобусом я выехал на мост через реку Буг. Мы двигались по встречной полосе, так как вся правая полоса была занята стоящими в очереди машинами. Разложив сиденья в машинах, люди спали. Судя по всему, стояли они здесь всю ночь, если не больше. Пройдя паспортный контроль на КПП, мы въехали на территорию белорусского погранперехода. Автобус ушёл в сторону зелёных коридоров где не было ни одной машины, а я остановился в хвосте всё той же очереди. Теперь была понятна причина её образования: все стояли на «растаможку» в красные коридоры. Очередь состояла из легковых и микроавтобусов, фур не было. Все авто стоящие в очереди были битком набиты различными товарами. Люди везли всё, что могло влезть в авто: от обоев и сухих строительных смесей до бытовой техники. Учитывая разницу в ценах между «загнивающей» Польшей и «процветающей» Белоруссией, окупались все расходы на поездку: топливо, страховки, растаможка. Ещё в Германии, закупаясь продуктами в дорогу, я обратил внимание на цены – продукты стоили либо столько как в Белоруссии, либо даже дешевле.
Оставив мотоцикл я, захватив с собой шлем, пошёл на разведку. Очередь в несколько рядов заканчивалась у стоп-линии. Стоящие в первом ряду не спали и находились в состоянии «низкого старта» ожидая отмашки со стороны сотрудника таможни, который неспешно прохаживался под крышей терминала. Учитывая свой «польский» опыт я для начала поинтересовался у таможенника в какой коридор мне стать. Ошибки не было: если растаможка значит в красный.
– Могу ли я не стоять всю эту очередь, всё-таки я на одноколейном транспорте? – спросил я, указывая рукой в сторону первого ряда.
– Лично мне всё равно – сказал прапорщик и добавил, указывая рукой на авто в первом ряду:
– Вот они все здесь стоят целую ночь, если они Вас не покусают, то можете стать впереди. Ситуация повторилась как и на польской стороне. Возможно у людей простоявших всю ночь уже не было сил «кусать» мотоциклиста, а возможно подействовало то, что прапорщик, говоря со мной, указывал рукой в сторону стоп-линии, что со стороны выглядело как разрешение. У стоп-линии я простоял минут 10-15. К этому времени завершился осмотр предыдущих транспортных средств и я, в первом потоке машин, проехал на указанное мне место осмотра. Заглушив мотор и скинув рюкзак, я стал дожидаться сотрудника таможни.
Справочная
информация по таможенному оформлению мотоцикла при ввозе на территорию
Белоруссии и России
.
Внимание!
Информация верна на 2012 год.!
Максимально коротко (Белорусский вариант): растаможка стоит 44% от оценочной стоимости мотоцикла. Пример: если ваш мотоцикл таможня оценила в 1 000 евро, то пошлина составит 440 евро. Не забывайте об этом, когда ругаете на форумах производителей мотоциклов за слишком большие цены в мотосалонах России и Белоруссии. Благодарить за такие пошлины надо… сами знаете кого.
А теперь подробнее.
Пошлина на мотоцикл (мопед) зависит от его оценочной стоимости. Рабочий объём и год выпуска в данной ситуации роли не играет. В связи с этим знать точную сумму заранее не возможно, если у вас, конечно, нет «своего» человека на таможне который растаможит вашу технику по «серой» схеме. У меня его не было и мне было крайне важно определить максимально точно, сколько отложить денег на пошлину, а сколько на покупку что бы купить максимально «свежий» мотоцикл. Для получения информации я изучил законодательство в данной сфере, а также написал письмо в Брестскую таможню с просьбой разъяснить как происходит оценка транспорта и сколько это стоит в итоге. Ответ таможни полностью совпадал с Российско-Белорусским законодательством в этой сфере. Ответ таможни я распечатал и взял с собой на тот случай если в процессе оформления какое либо должностное лицо вдруг начнёт заниматься самодурством.
Определение всей суммы таможенных платежей.
Таможенная пошлина составляла в 2012 году 20% от оценки мототранспорта. (По не подтверждённым данным сейчас эта сумма снижена до 15%). Далее сумма пошлины прибавляется к оценочной стоимости мотоцикла и от этой суммы считается ещё 20% НДС. Пример: мотоцикл оценили в 1 000 евро. Ваша таможенная пошлина составляет 200 евро (20%). Теперь 200 евро прибавляем к стоимости мотоцикла 1 000 евро. От этой суммы: 1200 евро считаем 20% НДС, получаем 240 евро. Таким образом, ваш платёж составляет 200+240=440 евро. Плюс небольшая сумма в рублях за работу таможни по оформлению документов.
Указанные суммы справедливы для Белоруссии на 2012 год. Согласно таможенных договорённостей каждая страна имеет право незначительно менять как сумму пошлины так и НДС.

Как происходит оценка транспорта.
Согласно законодательства для оценки мотоцикла используют три способа:
1) Таможня вправе принять к сведению имеющиеся у вас финансовые документы где указана стоимость: кассовый чек, договор купли-продажи и т. д.
Если указанные документы отсутствуют или указанная в них стоимость вызывает сомнения, то должностное лицо вправе оказать вам в их рассмотрении и прибегнуть к следующим методам оценки:
2) Использовать специальные каталоги, в которых указана стоимость товара.
3) Используя сеть «интернет» посмотреть на различных торговых онлайн площадках сколько стоят подобные товары в той стране где вы их купили. Сделать выборку не менее 10 подобных товаров в стране приобретения и определить их среднюю стоимость.
Других вариантов нет.
Если проанализировать суть данного законодательства, то становится понятно, почему наш рынок мототехники буквально наводнён хламом. Чем хуже состояние мотоцикла, тем меньше затрат на таможенные платежи у перекупа-перегонщика. Так же в связи с тем, что отсутствует чёткая привязка пошлины к какой-нибудь величине (например к объёму двигателя) появляется возможность «серых» растаможек. Сотрудник таможни, производящий оценку, может «знакомому» перекупу оценить мотоцикл так, что тот заплатит 500 евро вместо 1500. И вроде бы растаможка есть и документы и всё законно, да только если когда-нибудь этот таможенник «проколется», то весь транспорт, который он так растаможил, подлежит конфискации. Причём независимо ездит на нём первый владелец или его уже десять раз перепродали. Мотоцикл найдут в любом случае и конфискуют. Таможенника посадят, у владельца конфискуют транспорт, а перекуп… а перекуп он здесь вообще не при делах. Он же не должностное лицо несущее ответственность за правильное оформление документов. Сколько ему насчитали – столько он заплатил. Перекуп в шоколаде.
Спустя несколько минут ко мне подошёл сотрудник таможни. В отличии от польского он был не битый и выглядел весьма достойно. Я сказал, что необходимо растаможить мотоцикл, а так же пояснил, что среди упакованных личных вещей есть детали-расходники для мотоцикла и если нужно я готов всё распаковать и показать. Окинув профессиональным взглядом привязанные вещи он махнул рукой, дав понять что они его не интересуют. Он обошёл мотоцикл внимательно рассматривая его со вех сторон. Он рассматривал его так пристально, будто собирался покупать. Не отрываясь от осмотра, он спросил:
– За сколько купили?
– За 2300 евро. Хозяйка просила больше, но я поторговался и она уступила не много. Вот можете договор купли-продажи посмотреть.
Даже не взглянув на договор, таможенник коротко спросил:
– Страна приобретения?
– Германия.
– Хорошо. Я сейчас схожу и посмотрю на mobile.de сколько они там стоят. Ожидайте.

Уже издалека было видно, что душевное равновесие таможенника, который оформлял мой мотоцикл, было явно нарушено. Быстро шагая ко мне, он нервно размахивал какими-то бумагами.
– Что Вы мне лапшу на уши вешаете! Какие 2300? Это минимальная стоимость Вашего мотоцикла, там всего пара штук по такой цене на всю Германию! Вот смотрите: 3000, 3500, 4500!
В его руках были распечатанные на цветном принтере страницы с сайта mobile.de с подборкой именно моей модели. Он возмущённо размахивал ими у меня перед глазами и я даже успел там увидеть пару своих «старых знакомых».
-- Послушайте, ну это же частные объявления! Кто-то просит больше, кто-то меньше. Люди сбрасывают цену…
– Значит так – не слушая меня продолжал таможенник – я сделал расчёт средней стоимости из 10 объявлений и моя оценка Вашего мотоцикла это 3260 евро!
Я решил задействовать запасной вариант. Из тех источников, что я изучал перед поездкой, мне удалось узнать, что таможня может пользоваться информацией из немецкого каталога Шваке. Информация платная. Сестра заплатила 7,5 евро что бы получить оценочную стоимость моего мотоцикла в Германии. Согласно каталога, мой мотоцикл оценивался от 2700 до 3200 евро. Я распечатал данную информацию и взял её с собой.
– У меня есть лист с оценкой мотоцикла по Шваке. Шваке оценивает его от 2700 до 3200. Могу предоставить распечатку – сказал я таможеннику.
– Мы не работаем со Шваке! – коротко отрезал он, а я про себя подумал: « 7,5 евро накрылось медным тазом!»
– Думайте быстрее, у меня смена заканчивается! Будете растамаживать здесь и сейчас или поедите растамаживаться к себе в Гомель?
Вот это поворот! О таком варианте мне ни одна добрая душа не сказала, хотя я и общался с людьми, построившими свой бизнес на доставке товаров и их растаможке из Польши. С введением заградительных пошлин появилась устойчивая информация, что без внесения пошлины именно на границе транспорт не пропускают. Если бы я знал, что можно растаможиться в Гомеле, я бы обязательно нашёл этих оценщиков и вынес бы им мозг!
Я завис.
– Думайте быстрее, у меня смена заканчивается!
Вопрос был глупый, но я не мог не задать:
– А как в Гомеле таможня оценивает?
– Этого я не знаю. Это их право выбирать способ оценки.
И действительно: как? Каким из разрешённых по закону способом и сколько выйдет в итоге: столько же, больше или меньше?... Денег с собой на растаможку «здесь и сейчас» хватало. Хотелось закрыть этот вопрос по быстрее.
– Ну что вы решили?
– Растамаживайте!
Сверив номер рамы (без моей помощи) таможенник предложил пройти с ним в помещение. Проверив мотоцикл по компьютерной базе данных на предмет всевозможных рисков и убедившись что всё в порядке, он выписал мне какие-то документы на оплату, пояснив в каком здании находится банк. Мысленно желая авторам этого закона «приятного аппетита», я отсчитал в кассу банка 1435 евро плюс ещё какая-то мелочь за оформление документов. Вернувшись, я предоставил ему документ об оплате, а он взамен вручил мне какую-то бумажку под названием «Удостоверение таможни»:
– Это Ваш временный техпаспорт. Не потеряйте его! С ним можно ездить 10 дней. В течении этого времени поставите мотоцикл на учёт в ГАИ предъявив там данное удостоверение.
В ГАИ это удостоверение забрали и выдали на руки уже наш техпаспорт, где в графе «особые отметки» указано: «Удостоверение таможни №-такой-то». Если покупаете мотоцикл и продавец вам говорит, что он первый владелец в Республике Беларусь попросите его показать техпаспорт. Если вместо «Удостоверения таможни» там написано что-то другое – не верьте ему. Так же по окончании оформления документов на таможне я получил на руки документ, где прописана вся сумма моих таможенных платежей. Если какой-то перекуп-перегонщик или фирма по доставке мотоциклов вас уверяет, что мотоцикл растаможен полностью и легально, попросите его показать вам «Таможенный приходный ордер». Посмотрите на уплаченную сумму и посчитайте сами.
Погода была прекрасной и, закончив оформление документов, я, примерно, в 8 часов утра въехал в Брест. Сразу заехал на заправку и залил наш 92-ой бензин. В Германии и Польше ниже 95-го нет. На европейском 95-ом. я проехал около 1200 км. Однако разницы с нашим 92-м я не почувствовал. Надо отдать должное трансальповскому мотору: степень сжатия 9,2:1 позволяет не особо беспокоится об октановом числе бензина.
Оставался последний рывок в 530 км. Я ещё не знал, что это будет мой самый долгий по времени участок пути. Впереди было путешествие на Алтай, путешествие по Белоруссии, небольшая прогулка до Москвы. Однако так долго какие-то 500км., я ещё не ехал никогда.
На моём пути Брест – Гомель был небольшой участок платной автодороги Брест -Москва. Я знал, что легковые автомобили и мотоциклы, принадлежащие гражданам Республики Беларусь, имеют право бесплатного проезда. Мотоцикл принадлежал мне, однако белорусской регистрации ещё не было. Всех нюансов проезда платного участка я не успел изучить, так как поиск и изучение информации по растаможке занял всё моё время и силы. Однако и оплачивать я не собирался принципиально. Это была уже не государственная граница. Здесь можно было поспорить, а при необходимости и почитать закон прямо на месте в компании с местным начальством. В Белоруссии на тот момент был бесплатным: воздух, дороги для легковых авто и право не работать. Впереди ещё был 2015 год, когда ввели налог для безработных за то, что они не работают.
Въехав в шлюз, я остановился перед шлагбаумом.
– Чей номер? – спросила кассир за окошком.
Номер сзади мотоцикла она не видела и я бы мог соврать. Однако из принципа я ответил честно:
– Немецкий транзит!
– Оплачивайте! – сказала она, назвав какую-то сумму.
– Я гражданин Белоруссии, мотоцикл принадлежит мне!
– Если номер не белорусский, то надо платить!
– Я не должен Вам ничего платить: мотоцикл мой, а я гражданин Белоруссии!
– Не хотите оплачивать – езжайте в объезд!
– С какой радости я должен ездить огородами в собственной стране? Я что налогов здесь мало плачу?
– Я Вас не пропущу без оплаты!
Я заглушил двигатель и слез с мотоцикла:
– Где ваше начальство?
– Вон там – сказала она, указав рукой на какое-то помещение за шлюзом.
За мной уже стояло две машины. Я махнул им рукой, что бы они дали мне возможность выкатиться. Послушно отъехав назад, они терпеливо ожидали, пока я выкачу тяжёлый мотоцикл. Выкатывая мотоцикл из шлюза я достаточно громко высказывал все свои мысли по поводу оплаты. Недалеко от шлюза стояло несколько женщин и сотрудник ГАИ. Наслаждаясь тёплым летним утром, они мирно беседовали между собой. Паркуя мотоцикл возле шлюза на островке безопасности, я продолжал возмущаться тем, что с меня, гражданина этой страны, требуют плату за проезд. Я также громко озвучивал свои планы найти местное руководство и потребовать показать мне документ регламентирующий порядок взимания оплаты. Сотрудник ГАИ прервал своё общение с женской компанией и направился ко мне. Я едва поставил мотоцикл на подставку и закрепил на руле шлем, как подошедший офицер, миролюбиво улыбаясь, спокойно сказал:
– Уважаемый, не шумите! Подъезжайте вон к тому крайнему шлюзу. Он не работает, но я сейчас попрошу, подойдёт сотрудница и Вас пропустит.
Не веря своим, ушам я уточнил:
– Там можно проехать?
– Да, Вас пропустят, подъезжайте только аккуратно!
Сказав это, сотрудник ГАИ направился к крайнему шлюзу. Я же накинув шлем, аккуратно пересёк поперёк несколько рядов, благо движение было не большое. В шлюзе уже был поднят шлагбаум, но я не мог просто так уехать. Я остановился возле инспектора, чтобы выразить ему благодарность и пожаловаться на свою жизнь не лёгкую:
– Спасибо Вам огромное, товарищ лейтенант! Мотоцикл чтобы купить – машину свою продал, а сегодня утром таможенники, крохоборы несчастные, почти полторы тысячи евро с меня за растаможку содрали! А тут ещё и за проезд требуют! Я же имею право, как гражданин страны ехать бесплатно! Спасибо Вам за понимание!
– Да, конечно, я Вас понимаю, проезжайте, пожалуйста! – Офицер ГАИ был вежлив и учтив, но в его глазах явно читалась бегущая строка: «Да езжай ты уже от сюда быстрей пока выпускают!»
Уже дома, спустя какое-то время, читая наш белорусский автомобильный ресурс, я наткнулся на текст закона регламентирующий взимание оплаты за проезд по этой дороге. Закон гласил, что граждане страны на принадлежащих им транспортных средствах могут передвигаться бесплатно. Закон не оговаривал обязательного наличия белорусской регистрации транспорта. Значит я, предъявив документы подтверждающие право собственности на мотоцикл и свой паспорт, имел полное право на бесплатный проезд. Знала ли это кассир – я не знаю. Знал ли это инспектор ГАИ – тоже не знаю. В любом случае ему спасибо! Но, я точно теперь знаю, что если бы дошло до изучения закона на месте, то я бы оказался прав.
Кратчайший путь на Гомель лежал через Пинск – Житковичи – Калинковичи. Это была дорога республиканского значения Брест – Гомель. Однако мой друг, курсирующий постоянно в «загнивающую» Польшу за товаром, не рекомендовал по ней ехать по причине её ужасного состояния. Его рекомендация сводилась к тому, что надо сделать не большой круг километров в 60 через Слуцк – Бобруйск. Причин не доверять ему не было и, отправляясь в дорогу, я был уверен, что поеду так как он посоветовал. Первый съезд с платной дороги был на Пинск, второй, чуть дальше, на Слуцк. По мере приближения к повороту на Пинск в моей голове появились мысли сомнения. Хотелось по быстрей попасть домой. Друг ездил на гружёном микроавтобусе, а я еду на мотоцикле эндуро. Ямки мне объехать проще, да и подвеска эндуро-мотоцикла должна справиться если что. Впереди показался указатель на Пинск и я решил сократить дорогу. Первые километры этой «ужасной» дороги ничем не отличались от остальных и это мне добавило оптимизма.
Пошли уже вторые сутки, как я находился за рулём мотоцикла без сна. Было ощущение сильной усталости на границе. Однако после оформления документов и въезда на территорию Белоруссии усталость прошла и я ощутил прилив сил. Хорошему настроению способствовала и прекрасная погода. Однако я понимал, что это не на долго. Усталость вернётся и, причём, в самый неподходящий момент. Надо было за ранее подыскать место для отдыха и немного поспать. Впереди были леса и, местами, заболоченный участки. Спать в лесу в мои планы не входило, так как не хотелось подцепить клеща. Сейчас дорога проходила через поля и луга. На каком-то участке луг справа по ходу движения был закрыт от дороги небольшой лесополосой. Я остановился у разрыва лесополосы, который служил для въезда сельхозтехники на луг. Оставив мотоцикл у асфальта я прогулялся на разведку. На лугу никого не было. Населённых пунктов поблизости тоже. И хоть дорога была рядом, за лесополосой можно было вполне комфортно отдохнуть. Перегнав мотоцикл, я распаковал вещи. Было жарко и спальник я использовал в качестве мягкого матраса. Хоть и не сразу, но под шум проносящихся машин я задремал. Однако на лугу я всё-такт оказался не один и вскоре мой сон был нарушен. Сейчас уже не помню, кто из них был первый. Наверное, кузнечик. Запрыгнув на моё плечо и, не много потоптавшись по мне, он ускакал. Потом была стрекоза, потом по ноге суетливо забегал муравей. Поняв, что больше уже не засну, я снова собрался в дорогу.
Довольно скоро дорога стала напоминать застывшие морские волны и ехать больше 90 было просто опасно. Удар, который получила подвеска мотоцикла, заставил вздрогнуть не только мотоцикл, но и меня. Всматриваясь в зеркало, я пытался понять, откуда так «прилетело», но так ни чего и не увидел. Через некоторое время прилетел новый удар, потом ещё и ещё. По характеру удара я понимал, что наезжаю на что-то выступающее из асфальта, но на скорости 90 км/ч я не мог рассмотреть это невидимое препятствие. Скорость упала до 80, потом до 70. Однако это не помогало. Лишь на скорости 50 км/ч я, на конец, смог рассмотреть что это, однако оптимизма мне это не добавило. Дорога, местами, попросту вздыбливалась вверх. Возможно, под асфальтом были бетонные плиты, которые сместились одним краем вверх от движения грунта. Возможно что-то другое, но напоминало это лежащую поперёк дороги шпалу. Не помогал даже объезд по встречке, так как эта «шпала» была поперёк всей дороги. Разнообразие в дорогу республиканского значения вносили так же и участки с ямами.
Луга и поля остались позади и пару сотен километров дорога шла сквозь лес. Огромный лесной массив с заболоченными участками простирающийся от Пинска до Мозыря называется Белорусское Полессье. Казалось, что в этих лесах до сих пор прячутся партизаны, которые специально подрывают дорожное полотно, что бы замедлить продвижение немецких войск на восток. А может это партизаны приняли дорожников за немцев и их всех перебили ещё в 41-м? А может наоборот: немцы ещё в 41-м казнили всех наших дорожников за плохие дороги? Лишь от подобных мыслей тоска уходила и становилось веселей. Я много раз пожалел, что не послушал совета ехать в объезд. Однако гораздо чаще я вспоминал «добрым» словом наших дорожников.
Из жалости к только что купленному мотоциклу и для обеспечения безопасного движения я вынужден был снизить скорость на этом участке (Пинск - Калинковичи) до 50 – 70 км/ч. Постоянно напоминал о себе тяжёлый рюкзак – начинала болеть спина. Так же как и в Германии и Польше я останавливался на отдых через час-полтора не зависимо от пробега. К вечеру, проехав Калинковичи, я, наконец, выехал на нормальный асфальт и, увеличив скорость, немного наверстал упущенное время. К 20-30 был дома.
Общая протяжённость маршрута Гамбург – Гомель составила около 1600 км.
P.S.
Большое видится на расстоянии. Лишь 31 декабря, подводя итоги уходящего года, я осознал, как мне повезло: начиная с того, что мой мотоцикл ждал меня с начала марта и заканчивая путешествием домой.
Если бы была возможность растаможить мотоцикл по классическому серому тарифу за 500 евро согласился ли бы я? Наверное да, несмотря на риск конфискации. Мои доходы не позволяют соблюдать эти законы в добровольном порядке. Однако нет худа без добра – история моего мотоцикла чиста и прозрачна, а мой сон сейчас спокойный и безмятежный.
По технической части мотоцикл не доставил мне ни каких проблем как во время перегона, так и после. Масло, взятое в дорогу, было использовано уже дома при техобслуживании. Однако так ездить нельзя. Я даже не представляю, что бы я делал, если бы, например, проколол колесо. Уже потом, дома, я научился бортировать колёса и клеить камеры. Сейчас отправляясь за город, даже в небольшую поездку, всегда беру с собой ремкомплект и, иногда, запасные камеры.
Мотоцикл служит верой и правдой до сих пор. Эксплуатация по его прямому назначению – рыбалка подальше от города. 100 – 200 км в одну сторону и 3 – 4 дня на берегу с палаткой. Даже если нет клёва, то положительные эмоции от небольшой мотопрогулки есть всегда.


Иногда
на рыбалку беру с собой фотоаппарат:


Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

В 2015 я совершил на нём одиночное четырёхдневное путешествие по Белоруссии. В 2017 было путешествие в город моей молодости Новосибирск с заездом на Алтай. Обратный путь через Южный Урал. Ездил так же один. Синей птицей несла меня моя Хонда сквозь часовые пояса, уральские и алтайские горы, невзирая на плохую погоду и, временами, плохой асфальт. Безукоризненная работа поистине легендарного мотоцикла!

Изображение

Всем удачи на дорогах!  Владислав, Гомель,  Белоруссия



7 Комментарии

Первое фото напоминает место под Конковичами на старицах Припяти. Граница с Польшей всегда была злой и напряженной. Особенно в 90-х и 2000-х. Текст наверное писался давно, раз такие подробности или супер память от ярких моментов жизни?

Дорога, местами, попросту вздыбливалась вверх. Возможно, под асфальтом были бетонные плиты, которые сместились одним краем вверх от движения грунта.

Да, это бетонка. Я часто ездил по ней с 2003 по 2007 в командировки в Брест, Волковыск, Берёзу, Пинск. Тогда ещё и асфальт частично с неё был слезший и выступали бетонные плиты. Но через Слуцк ездить было хуже. Сплошные деревни с ограничением в 40. Так что ты не прогадал.
Фотография
vladislaw
24 Sep 2021 23:04

Ездил в 2015-м в Брест через Слуцк. Ограничений и деревень действительно много, но асфальт ровный. Мне эта дорога больше понравилась.

На первом фото действительно Припять, но место другое.  Это правый берег в районе Жахович.   На Конковичах  очень много людей, а мне нравится  одному   быть на реке. 

Интересно и познавательно!
Фотография
Alexey Dusshak
25 Sep 2021 21:33
Очень увлекательный рассказ. Молодец! Удачи на дорогах!
Да уж... Много очень много написано, но прочиталось легко...
Немец в предыдущем рассказе слишком расслаблен:) если бы он знал, что по соседству стоит человек-уравнитель:) что засекает время подолета и вытаскивания из кобуры пистолета...
Фотография
Topolevskiy
29 Sep 2021 08:50

Хорошо, что все-таки через 9 лет собрался с силами и написал воспоминания. Я никак видос не сделаю про поездку на слет в 2018-м.